8 (831) 433-38-99
Просмотров: 11
24.07.2017

Даже если должник или его управляющий согласны с требованиями кредитора, суд не может принять признание иска без учета интересов других кредиторов. Но в одном из дел суды проигнорировали доводы о мнимости сделки хранения на 131,3 млн руб. и удовлетворили иск, ведь все документы были в порядке. Экономколлегия напомнит о повышенном стандарте доказывания в банкротстве, когда следует проверять не только форму, но и реальность сделки.

Верховный суд разберется в подозрительных операциях сельскохозяйственного предприятия «Зерностандарт», которое задолжало «Корис-Агро» 131,3 млн руб. по договорам хранения. Согласно этим договорам, последняя компания приняла на хранение 238 единиц техники и 391 коровы в ноябре 2011 года, за 8 месяцев до того, как в отношении СП «Зерностандарт» ввели наблюдение (А38-3624/2012). В марте 2016-го поклажедатель решил взыскать долги с контрагента как текущие платежи (возникшие в ходе банкротства), то есть отдельным производством, вне процедуры несостоятельности. В первой же инстанции банкрот добровольно признал все требования (в том числе неустойку по одному из договоров в 64 млн руб., которая едва превышала сумму основного долга в 64,1 млн руб.). Документы были в порядке, и Арбитражный суд Марий-Эл вынес решение о взыскании долга (А38-1381/2016). Оно устояло в апелляции и кассации, хотя конкурсный кредитор ООО «Мингрельское» возражал против удовлетворения иска. К его аргументам прислушался только Верховный суд.

В своей жалобе кассатор напоминает, что при банкротстве должника должен действовать повышенный стандарт доказывания в условиях конкуренции кредиторов. И суд не мог принять согласие ответчика с иском, не уделив внимание их доводам (особенно учитывая аффилированность сторон хранения). А «Мингрельское» настаивало, что сделки по хранению мнимые: опровергало саму передачу имущества на хранение и указывало, что «Корис-Агро» не имеет возможности разместить такое количество техники и скота. К тому же, даже если услуги частично оказывались, платежи за них частично не являются текущими, ведь договор начали исполнять до банкротства, указывается в кассационной жалобе. Судья Сергей Самуйлов назначил ее рассмотрение в Верховном суде на 4 сентября 2017 года.

Особое внимание – интересам кредиторов

Суды должны были обратить на сделки повышенное внимание, ведь плата за хранение оказалась выше стоимости имущества в 30 раз, а в суде взыскивались в качестве текущих платежи за 8 месяцев до возбуждения дела о банкротстве, анализирует подробности дела партнер независимой юргруппы «Стрижак и партнеры» Вячеслав Косаков. Шанс оплаты текущих требований намного выше, чем реестровых, подчеркивает партнер «Инфралекса» Артем Кукин. Чем больше средств идет на удовлетворение текущих требований, тем меньше получат реестровые кредиторы, объясняет он.

«Повышенный стандарт доказывания» в банкротстве установил п. 26 Постановления Пленума ВАС № 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве» от 22 июня 2012 года. Если должник или управляющий признали требования, это не освобождает от необходимости доказывания, гласит пункт. Он отражает как раз специфику банкротств – конкуренцию кредиторов. Это обязывает суд проверить не только документы, но и то, может ли «Корис-Агро» реально обеспечить сохранность имущества, особенно крупного рогатого скота, комментирует управляющий партнер адвокатской конторы «Бородин и партнеры» Сергей Бородин.

Источник: Право.ru

Знать законы — значит воспринять не их слова, но их содержание и значение.
Юстиниан